Трудности и прелести Сусанны Чахоян | Music-Review Ukraine
Головна
Інтерв'ю
Трудности и прелести Сусанны Чахоян
Чахоян Сусанна
Трудности и прелести Сусанны Чахоян
17 січня 2014, п'ятниця
Поширити у Facebook

Выдающееся колоратурное сопрано Украины, заслуженную артистку Сусанну ЧАХОЯН ценители безупречного вокала в минувшем году, увы, чаще видели не на театральной сцене, а по телевизору.

Лучшая исполнительница Верди // АРХИВ СУСАННЫ ЧАХОЯН

Но не всегда в качестве солистки. Звезда представляла жюри украинской версии телешоу «Как две капли», участники которого перевоплощались в известных исполнителей, причем копировали звезду не только внешне, но и манерой пения. В новогоднем выпуске программы зрители наверняка обомлели, опознав в эффектном гриме дивы Плавалагуны из фильма «Пятый элемент» г-жу Чахоян.

Впрочем, есть подозрения, что образ инопланетной оперной примы, которой в кино так и не удалось допеть номер до конца, выбрала сама Сусанна. Если вспомнить, то Плавалагуна исполняла арию Лючии из оперы Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур». А эта героиня — одна из любимейших партий артистки.

О заветах, семейных традициях и о том, насколько часто ей приходится наступать на горло собственной песне, мы говорили с именитой гостьей.

— Сусанна, вы побывали членом жюри «Как две капли», а смогли бы стать, допустим, участницей песенного шоу?

— Специфика оперного пения заключается в том, что проходят годы, а то и десятилетия, пока каждый певец найдет свою манеру исполнения, характерные только для него краски, обертоны, технику. А шоу «Как две капли» предполагает отказ от индивидуальных наработок, участник должен приспособиться к другой манере пения, а это даже не противоположные, а взаимоисключающие вещи.

Поэтому оперный певец, который созидал свой голос, взращивал его в течение многих лет, не имеет права идти на такие эксперименты. Я бы, к примеру, не рискнула.

— Насколько сложно профессиональной певице, владеющей не только вокальным мастерством, но и искусством драматической игры, определять способности людей, большинство из которых вообще не имеют музыкального образования?

— Знаете, сцена есть сцена. Все равно мы оцениваем скорее энергетику и общее восприятие каждого номера, нежели разбираем по косточкам: тут голос, а вот — актерское мастерство. Есть импрессия, момент, когда ты искренне веришь в то, что делает человек на сцене.

Я недавно была в жюри конкурса молодых исполнителей армянской песни. Гран-при получил мальчик, не имеющий не только музыкального образования, но даже и наставника, который бы подсказал, как вести себя на сцене. Человек вышел настолько уверенно, что это было открытием: как без школы, без академических шагов может так петь? Поверьте, подобные откровения бывают в любом жанре и на любом уровне образования. Конечно, если говорить о длительной карьере, то академическая школа еще никому не помешала, а что касается сиюминутного впечатления, то без этого, как видим, можно обойтись.

Каждый выход на сцену — как в последний раз // АРХИВ СУСАННЫ ЧАХОЯН

— Сегодня, к сожалению, в репертуаре Национальной оперы нет спектакля «Лючия ди Ламмермур». Слушатели старшего поколения вспомнят, что в нем блистала Евгения Мирошниченко, народная артистка и ваш педагог. Когда в мае прошлого года в Одесском оперном театре состоялась премьера, где вы исполняли партию Лючии, поговаривали, что одесситы могут переманить киевскую певицу к себе. Тем более подоплека имеется — вы нередко бываете в городе у Черного моря или это была одноразовая акция?

— Я хочу уточнить, что «Лючия ди Ламмермур» — не премьерный, а особенный спектакль под девизом «Одесситы, возвращайтесь!». Моим партнером был Виталий Билый — признанный на международной сцене баритон, который поет и в Метрополитен, и в Ла Скала. Сегодня он представляет больше вердиевский репертуар, и я рада, что он согласился спеть этот спектакль. Действительно, атмосфера была невероятная. Вообще надо отметить, что Одесский театр нынче просто расцвел, и мне приятно, что этот город вобрал в себя весь цвет искусства.

— Значит, лозунг «Одесситы, возвращайтесь!» — для вас не повод для переезда?

— Нет, я остаюсь жить в Киеве и работать в Национальной опере Украины, а Одесса как родной город всегда в моем сердце.

— Я уже упомянула, что Евгения Мирошниченко была вашим педагогом, и, как говорят, очень строгим. Пять лет назад Евгении Семеновны не стало. Какими ее советами, не только профессиональными, но и жизненными, вы руководствуетесь до сих пор?

— Главный из них: каждый раз нужно петь как последний. Это полная концентрация, полная отдача на сцене, неважно, что происходит вокруг тебя. Нужно абсолютно погружаться в тот образ, который несешь. Если ты веришь в это, то поверит и зритель. Такой была Евгения Семеновна (все называли ее Женя) и сама: максимально искренней и в страданиях, и в радости. С такими же эмоциями жил с ней зритель.

Вне театра каждую певицу могут одолевать бытовые проблемы и семейные неурядицы, но если уж вышла на подмостки, то музыке и своей героине нужно служить всецело. Сусанна ЧАХОЯН

— В октябре 2013-го мировая общественность отмечала 200-летие Джузеппе Верди. В оперных театрах нашей страны тоже прошли масштабные торжества, которые открылись гала-концертом в Национальной опере. В списках исполнителей не значилась Чахоян, хотя с именем этого композитора вас связывает, например, специальный приз за лучшее исполнение музыки Верди на фестивале вокалистов в Алькамо на Сицилии. Чем было вызвано ваше отсутствие?

— Наверное, это вопрос к дирекции театра и к тем, кто организовывал концерт. Сама же награда для меня очень дорога, ведь я получила ее из рук Ричарда Бонинга — величайшего маэстро, мужа знаменитой оперной примы Джоан Сазерленд. Бонинг — тот человек, который понимает, что такое голос, школа и интерпретация Верди. Спасибо, что напомнили об этом.

— Сегодня вас чаще увидишь на оперных фестивалях и в филармонических концертах. Формат таких выступлений приятен для публики. Будем откровенны, не всякий слушатель сможет высидеть трехчасовой оперный спектакль, а тут есть возможность увидеть солистку вблизи, услышать самые любимые арии. Что певица приобретает от общения с публикой тет-а-тет?

— Филармонические концерты я бы отнесла к своему любимому формату. С одной стороны, это очень трудный жанр, потому что ты стоишь один на один со зрителем: без декораций, театрального костюма. В сольной программе нужно в течение двух-трех минут, пока исполняется ария, показать весь спектакль в целом. При этом рядом нет ни партнеров, ни большого хора и той магии спектакля, которая создает необычное временное пространство. Как в калейдоскопе с каждым твоим выходом изменяется и образ: сейчас ты — парижская кокотка, спустя мгновения — шотландская ламмермурская невеста, через минуту верховная жрица кельтов Норма. С другой стороны, концерт — это особый вызов самой себе, а это интересно любому артисту.

Есть и еще один немаловажный плюс сольных выступлений: певица может показать зрителю те оперы, которые редко исполняются по разным причинам или же вовсе не идут на сцене. Скажем, Динора Мейербера из одноименной оперы или даже Филина Амбруаза Тома из оперы «Миньон» — арии высочайшего пилотажа с точки зрения техники. И потом, есть такие стилевые тонкости, которые не позволяют эти спектакли ставить на всех сценах.

Поэтому концерт — еще одна радость встречи с таким великолепным репертуаром, который просто не дано прожить на театральной сцене. Такие вот трудности и прелести.

— Многие артистки, когда приходит время выбора между сценой и семьей, в частности рождением ребенка, все-таки делают ставку на театр. В 2010 году вы стали мамой. Насколько изменился ваш рабочий график или жизненные приоритеты с появлением сына?

— Трудно сказать, чему я отдаю первое место, а что занимает второе. В моей жизни это все происходит параллельно, а приоритеты выбираются в зависимости от календарного события. Скажем, сегодня я принадлежу семье, а завтра мои мужчины — муж и сын соглашаются с тем, что маме нужно выходить на сцену.

Я очень благодарна своему супругу Альфреду, который поддерживает, весьма деликатно сглаживает острые углы и с пониманием относится к моей профессии. Надеюсь, что такое же отношение будет и у сына Даниэля.

Во всяком случае он недавно присутствовал на одном из моих концертов, сидел в первом ряду, и я видела, насколько внимательно он следит за каждой нотой и погружается в атмосферу царящей вокруг музыки.

— Вы выросли в музыкальной семье, сегодня в такой творческой ауре воспитывается ваш сын. Многие люди искусства, когда задумываются о будущем детей, разделяются на два лагеря. Одни за то, чтобы отпрыски продолжили традицию, другие — категорически против. Чьи взгляды вам близки?

— Я вижу, что уже сейчас Даниэль невероятно музыкальный ребенок. И лишить его этого дара я как мать не имею права. Безусловно, покажу ему этот путь, дам попробовать свои силы. И потом, скрипочка или фортепиано еще никому не помешали в жизни. Мой сын очень похож на своего отца, и, скорее всего, музыка не станет его профессией, но, вероятно, он приобретет какую-то тонкость, особую чувствительность к восприятию окружающего мира, впитает культуру.

Ну как можно прожить жизнь, не вкусив музыку Моцарта и Рихарда Штрауса? Трудно себе представить. Со временем всю эту любовь к музыке, к прекрасному он передаст уже своим детям. Ради того чтобы воспитать культурного человека, родителям стоит немного помучиться.

— Вы не только профессиональная певица, но и дипломированная пианистка. Даже стажировались во Франции. Можно ли увидеть Сусанну Чахоян за роялем на сцене или музицируете только дома?

— На сцене меня уже вряд ли увидите за роялем, а вот на католическое Рождество я играла на пианино, а ребенок, стоя под елочкой, пел песенку маленькому Иисусу на немецком языке. Мой муж — австриец. Он и сын — католики, потому в семье уже две традиции празднования Рождества. Мы ничего не отбрасываем, наоборот, все сохраняем: хотите австрийские обычаи — пожалуйста, но и украинские традиции в обиду не даем.

— В книжице происхождения имен мне попалась такая характеристика Сусанн: они похожи на отца и внешне, и упрямым характером, наделены многими способностями, чувствительны и ранимы. Соответствует ли это описание вашему внутреннему миру?

— Знаете, да. На папу я действительно похожа и при этом — упряма. Впрочем, в разных жизненных ситуациях у меня выстреливает непокорность или настойчивость. Таким образом, минус меняется на плюс.

— Когда мы наделяем человека характеристикой «упрямый», этот эпитет несет некоторый негативный подтекст. Были ли у вас случаи, когда упрямство пошло только на пользу?

— Вспоминается эпизод еще в бытность студенткой консерватории. Евгения Мирошниченко приготовила для меня список арий, которые я должна была выучить к следующим урокам. Меня же они совсем не вдохновили, и я заявила, что буду петь сцену сумасшествия из «Лючии ди Ламмермур». На что Евгения Семеновна прореагировала очень бурно, закатила глаза и вынесла вердикт: «Никогда в жизни». Тут я проявила упрямство или даже нахальство со стороны новоиспеченной студентки и настояла. О чем ничуть не жалею.

Но эта смелость мотивировала Евгению Семеновну на сложнейшую и кропотливую работу со мной. Меня же подтолкнула на взятие вершин. Потому что чем выше планка, тем достойней победа.


Автор: Людмила Денисенко
Виконавці: Сусанна Чахоян
Концертна організація: Національний академічний театр опери та балету України імені Т.Г. Шевченка
Джерело: 2000.net.ua



Інші:

Роман Григорів, Ілля Разумейко: «Сучасне мистецтво, сучасна опера — це те, що відрізняє нас від росії»
«В Європі почали слухати українську музику»
Диригентка Оксана Линів: Чайковського треба українізувати
Творчий шлях композитора і диригента з Луцька Володимира Рунчака
"Вже це все набридло": співачка Монастирська про те, як замінила путіністку Нетребко і настрої за кордоном
Львівський органний зал: українські ноти, які об'єднали світ
Музика свободи і віри
"Співпрацювати з руснею не буду", — як жив і загинув в окупованому Херсоні диригент Юрій Керпатенко
Василь Василенко: “Ми повинні відроджувати й репрезентувати своє мистецтво у світі
Олександр Родін про нові творчі проєкти
Допитували всю ніч та знімали з трапа літака: оперна співачка Марія Стеф'юк розповіла, як її переслідувало КД
Сюрпризи від Ігоря Саєнка
Актор Анатолій Хостікоєв - про театр під час війни, контакт із глядачем та чому Україні не можна програвати
Єжи Корновіч про оперу «Родинний альбом»: «Європа – це велика родина»
Микола Дядюра про прем’єру та гастрольні маршрути
Раду Поклітару: “Прем’єра “Тіней забутих предків” – це подія світового масштабу!”
Цьогоріч на Шевченківську премію подали 74 заявки у 7 номінаціях: Євген Нищук про критерії та залаштунки премії
Роман Ревакович: Останнім часом мене засипають питаннями про український репертуар [інтерв'ю]
«Україна ще має відбутися як оперна держава»: розмова з першим українським композитором, який пише музику для Метрополітен-опера
Балет “Мадам Боварі” - новинка в афіші Національної опери України
Як козаки і пірати москалів били: мюзикл «Неймовірні мандри і пригоди козака Василя Сліпака»
«Забудьте про російську культуру, яка пригнічує вашу власну»
Майбутня прем`єра “Сойчиного крила” стискатиме серце глядача, — директор-художній керівник “Київської опери” Петро Качанов
Зірка, патріотка і наша сучасниця
Рок Фаргас: «Я дізнався про багатьох неймовірних композиторів України»
Музика + театр
Михайло Швед: “Розширюємо репертуарні грані новими творами, виконавцями та ідеями”
“Я ентузіаст створення нового українського репертуару”
Казка від Юрія Шевченка
Олена Ільницька: «Сподіваюсь, мій твір є моїм внеском у Перемогу»
«Маріупольська камерна філармонія відроджується у Києві», — диригент колективу Василь Крячок
“Я хочу показати слухачам нашу потужну мистецьку школу, українську самобутню культуру”
У Львові відкрити Камерну залу імені Мирослава Скорика
“Псальми війни”
"Кіт у чоботях"
“Opera Europa - це велике інформаційне і колегіальне поле”
Володимир Сіренко: “Продовжуємо активно працювати”
“Ми займаємося творчими пошуками нових форм виразності, вдосконалюючи свій професіоналізм”
На Херсонщині завершився XXV Міжнародний театральний фестиваль "Мельпомена Таврії"
Як стати людиною?
      © 2008-2024 Music-review Ukraine






File Attachment Icon
51.jpg