Чем классическая музыка обязана женщинам? Объясняет музыковед Фиона Мэддокс | Music-Review Ukraine
Головна
Інтерв'ю
Чем классическая музыка обязана женщинам? Объясняет музыковед Фиона Мэддокс
Чем классическая музыка обязана женщинам? Объясняет музыковед Фиона Мэддокс
26 липня, п'ятниця

Фиона Мэддокс - британская специалистка в области классической музыки, основательница "BBC Music Magazine" и автор нескольких книг, в том числе биографии одной из первых женщин-композиторов в истории - святой Хильдегарды Бингенской.



Корреспондент Би-би-си поговорила с Фионой Мэддокс о том, что ограничивало женщин в музыкальной карьере, слышен ли гендер в музыке и о чем приходится думать женщинам-дирижерам при подготовке к концерту.

Би-би-си: Если начать перечислять женщин в разных жанрах поп-музыки, можно сходу назвать под сотню имен. В случае классической музыки проблемы с женщинами-композиторами начнутся уже после первого десятка. Создается впечатление, что в поп-музыку женщинам намного проще попасть, что она более открыта женщинам, чем классическая. Так ли это?

Фиона Мэддокс: Думаю, одна из причин заключается в том, что женщины в поп- музыке не только пишут музыку, но и исполняют ее, то есть представляют свое творчество в публичном пространстве. Однако в классической музыке необходимо не только музыкальное образование, доступ к которому может быть осложнен, но и возможность работать с высококвалифицированными музыкантами, которые будут исполнять музыку автора.

При написании симфонии, например, необходимы 80 или 90 музыкантов, чтобы исполнить её, а также дирижер, который будет руководить оркестром.

Исторически, у женщин не было возможности что-то подобное организовать. Соответственно, для них более реальным вариантом было исполнение на фортепиано или, позднее, на гитаре. Так как поп-музыка значительно моложе и всегда была более открыта, она позволяла женщинам в большей степени быть вовлеченными в музыкальный процесс, что само по себе прекрасно, однако это лишь малая часть всей большой музыкальной истории.


Би-би-си: Одна из ваших книг посвящена женщине-композитору XII века ------ святой Хильдегарде Бингенской. Что вас заинтересовало в ее фигуре, почему вы решили написать книгу именно о ней, а не о, скажем, каком-либо композиторе XX века?

Фиона Мэддокс: Про композиторов XX века писать было бы точно проще, потому что про них сохранилось достаточно информации, и её намного проще найти, однако приходится писать о том, о чем вас просят. И мне заказали книгу именно о Хильдегарде Бингенской. Думаю, она не так сильно известна, однако она была не только первопроходицей среди женщин в музыке, но и фигурой, повлиявшей на развитие музыки в целом. При этом ее произведения были забыты примерно до 1970-80-х годов, пока не возник интерес к ранней средневековой музыке. И когда выяснилось, что уже в Средние века существовала женщина-композитор, это многих привело в восторг.

Хильдегарда была настоятельницей монастыря, и ее произведения, скорее всего, исполнялись во время церковных литургий - так как литургии были еженедельными, возможно, постоянно требовалась новая музыка. Несколько веков спустя Бах точно так же сочинял новые кантаты в соответствии с церковным календарем. Мы не знаем точно, записывала ли Хильдегарда свои произведения сама или же напевала своим монахиням, чтобы записывали они. Правообладатель иллюстрации Sveta Mishina Image caption Фиона Мэддокс - автор нескольких книг, в том числе сборника "Music for life", где классические произведения подобраны под разное настроение и этапы жизни

Сохранилось 77 песнопений, приписываемых Хильдегарде. При этом мы не знаем точно, действительно ли она сочинила их все - она как настоятельница женского монастыря могла автоматически считаться автором, а на деле музыка могла быть написана кем-то из ее послушниц. Но я бы не считала это чем-то зазорным, так как нужно учитывать исторический контекст: в XII веке не существовало концепции авторства в привычном нам виде. Лишь с приходом эпохи романтизма в XIX веке личность композитора начала играть большую роль. Для Хильдегарды же музыка была молитвой, одой всему человечеству, и создавалась для Бога, поэтому авторство не было для нее сколько-нибудь принципиальным аспектом.

Би-би-си: При этом творческая свобода Хильдегарды ограничивалась ее полной физической несвободой в повседневной жизни,верно?

Фиона Мэддокс: Да. Я думаю, что жить монахиней в XII веке было достаточно непросто, это точно подразумевало определенную несвободу. Вы подчинялись строгому распорядку дня: работа, молитва, немного времени на сон и прием пищи. При этом Хильдергарда была достаточно влиятельной фигурой в Средние века, с ней считались и священнослужители высокого ранга, и король.

Еще у Хильдергарды было слабое здоровье. Например, она часто жаловалась, что у нее случаются видения. Они начались примерно в восемь лет, и как раз поэтому ее семья отдала дочь в монастырь, так как они трактовали это как божественное вмешательство. Британский нейропсихолог Оливер Сакс утверждал, что видения, галлюцинации Хильдергарды могли быть следствием хронических мигреней. Мне кажется интересной идея, что, возможно, у многих людей, страдающих от мигреней, также бывают видения, однако они не могут их распознать, так как не придают им того же значения, как глубоко верующие люди, воспринимающие их с точки зрения религиозного опыта.

Би-би-си: Если протягивать нить от Хильдегарды к современности, какие были ключевые моменты для женщин в истории музыки?

Фиона Мэддокс: Я недавно обратила внимание, что если посмотреть на греческие вазы или горшки, на них можно можно увидеть изображения женщин, играющих на флейте. Это подтверждает, что женщины с древних времен исполняли музыку. Есть несколько женщин-композиторов эпохи Ренессанса, например, Барбара Строцци, но в целом женщинам было очень сложно стать композиторами, и часто им даже приходилось скрывать свое увлечение.

Порой они оказывались дочерьми или женами известных композиторов. Можно вспомнить, скажем, Фанни Мендельсон, сестру Мендельсона, или Клару Шуман, жену Шумана. И та, и другая были замечательными музыкантами.

Клара Шуман, в частности, проработала пианисткой 61 год - 61 год! - так как ей нужно было зарабатывать на жизнь, потому что ее муж, Роберт Шуман, пусть и очень известный композитор, страдал от множества психических расстройств, постоянно попадая и выходя из лечебниц. Таким образом, Кларе Шуман приходилось очень много выступать и ездить с гастролями, чтобы содержать восьмерых маленьких детей.

В такой ситуации у нее просто не было возможности отдавать достаточное время сочинению музыки, несмотря на то, что она написала свое первое серьезное произведение в пятнадцать лет, в то время как ее муж, Роберт Шуман, считал, что он написал свое в двадцать. Это свидетельствует, что Клара Шуман была крайне одаренной, но когда ей исполнилось 30 лет, по какой- то причине она пришла к выводу, что женщины не могут сочинять так же хорошо, как мужчины, и бросила писать музыку. Могут ли женщины изменить мир за неделю? Девять удивительных вещей, которые изобрели женщины

Фанни Мендельсон написала огромное количество произведений, в основном камерных, что опять возвращает нас к вопросу о том, что и как было возможно исполнять. Если у вас есть группа друзей, и вы собирается вместе музицировать, можно написать произведение для трио или песню для вокала и фортепиано, но вы не можете написать оперу или симфонию для оркестра, т есть вещи, которые бы могли поместить вас в публичное пространство, обратить на вас внимание общественности. И я думаю, что именно здесь проходила граница - женщины могли сочинять музыку, но не могли быть публичными композиторами, сочинявшими крупные формы. И это, в свою очередь, ограничивало их в творчестве.

Би-би-си: Что препятствовало тому, чтобы женщины сочиняли большие формы?

Фиона Мэддокс: Я не думаю, что эта граница когда-либо была юридической. Никто не говорил "нет" прямо, это не было формально запрещено. Но общество не давало возможностей женщинам в этой среде. Если на вас лежит ответственность за семью, домашнее хозяйство, забота о детях и родственниках, и в целом ваша роль ограничена социумом, каким образом можно добиться того, чтобы ваша симфония была исполнена оркестром? Такое положение вещей сохранялось до середины XX века. Но услышать свою симфонию исполненной - это непростая задача и для мужчин-композиторов. Представьте, какое количество неисполненных симфоний существует? Наверное, такое же, как и неопубликованных книг.

Би-би-си: На ваш взгляд, в целом в музыке слышен гендер?Насколько он влияет на форму и содержание именно этого вида искусства?

Фиона Мэддокс: Некоторые мои коллеги не согласятся со мной, но я бы сказала, что понятия гендера в музыке не существует. Можно говорить о гендере в контексте истории музыки, музыкального образования, однако я ручаюсь, что у вас не получится определить по музыкальному произведению, какого пола был его автор. Возможно, если вы услышите небольшую изящную фортепианную пьесу, у вас будет искушение предположить, что она создана женщиной, но на деле ее с тем же успехом мог написать и мужчина. Достаточно вспомнить Шопена.

Понятие male gaze [мужской взгляд] не применимо к музыке, так как это абстрактная форма искусства - единственная, не имеющая вербальной, визуальной или физической репрезентации. Другое дело опера: в опере может быть male gaze, так как в ней регулярно фигурируют образы девы, падшей женщины или же сумасшедшей - это традиционный набор женских ролей в опере. Не самая лицеприятная репрезентация женщин, однако в классической опере преобладает именно она. Но в симфониях, например, подобная репрезентация точно отсутствует.

Би-би-си: Получается, что гендер проявляется там, где есть сюжет, а не в самой музыке?

Фиона Мэддокс: Да, там, где есть какая-то история. Недавно я возглавляла круглый стол в Королевской опере Ковент-Гарден, посвященный женщинам- композиторам. И я спросила у собеседниц, каковы сюжеты их новых произведений. В большинстве классических опер обычно есть мужчина, есть женщина, обычно кто-то умирает. Но женщины хотели в своих произведениях рассказывать совсем другие истории.

Одна опера была посвящена бездомным женщинам, что довольно масштабная тема, еще одна - планете и тому, как мы ее разрушаем. Существует движение под названием birth strike [что-то вроде "забастовка против рождаемости"] - люди, которые не хотят заводить детей из- за перенаселенности планеты. И вот кто-то хочет написать об этом оперу! Еще одна история была о проблемах в общинах беженцев - тоже совсем не классический сюжет для оперы. И я все ждала, не выскажет ли кто-либо из участниц желания написать комическую оперу в духе, скажем, "Севильского цирюльника" - но нет. Не было и привычных для оперы любовных драматических коллизий, ничего подобного. Все хотели обратиться к общественным проблемам. Но в результате мы почти все время провели в разговорах о сюжетах и почти не обсуждали музыку. Правообладатель иллюстрации DeAgostini/Getty Images Image caption На банкноту Клара Шуман попала в 1989 году и пробыла до введения в Германии в оборот евро

Би-би-си: Кто была первая женщина, написавшая оперу?

Фиона Мэддокс: Думаю, это была Франческа Каччини, современница Монтеверди. Она жила в первой половине XVII века и работала предположительно в Венеции или Флоренции - месте рождения оперы. И даже если она была известна при жизни, она была незаслуженно забыта на протяжении последующих 300-400 лет. И я ни разу не видела ее оперу на сцене.

Би-би-си: Если говорить про исполнение музыки, в какой момент женщинам разрешили работать в оркестрах?

Фиона Мэддокс: Все оркестры в разное история начинали нанимать женщин. В Великобритании существует традиция - новогодний концерт показывают по телевидению, и последние годы в социальных сетях сразу появляется масса комментариев вроде "О, смотрите, на арфе играет женщина!" - "И на тромбоне!"

Например, Венский филармонический оркестр до сих пор заметно отстает в соотношении женщин и мужчин в своем коллективе. Хотя сейчас там работает минимум десять женщин, таким образом, можно наблюдать некоторый прогресс. Если посмотреть на оркестры в Британии, в них присутствует большое количество струнных инструментов, и чаще всего они представлены именно женщинами, и то же самое постепенно происходит и с медными инструментами, которые традиционно считались мужскими инструментами.

Еще всегда существовали чисто женские оркестры, однако их создавали обычно в рамках борьбы с тем, что на протяжении всего XX века женщинам было непросто попасть в штат оркестра. Формальных запретов практически нигде не было, просто это было "не принято". Женских оркестров, например, было много в Америке. Но, к моему большому разочарованию, дирижерами в них почти всегда были мужчины. Сейчас, к счастью, женщин-дирижеров в мире становится все больше, по крайней мере в Британии и США.

Би-би-си: Влияет ли каким-либо образом пол на манеру дирижирования?

Фиона Мэддокс: Да, я считаю, что женщины безусловно иначе дирижируют оркестром. Это необязательно отражается на исполнении - если предписан размер четыре четверти, он в любом случае будет четыре четверти. Но традиционно дирижер - это авторитарная, руководящая фигура, он возвышается и доминирует над всем оркестром. Многие из них крайне харизматичны, мне доводилось общаться с самыми крупными мировыми дирижерами-мужчинами, и зачастую они буквально излучают самоуверенность и власть, что, возможно, лишь помогает хорошо руководить оркестром. Но такой подход совершенно не характерен для женщин. Они могут быть полностью уверены в правоте своих музыкальных решений, но у них нет того же апломба, они куда больше открыты диалогу, в случае, если, скажем, музыкант захочет поспорить о том или ином моменте. Мое впечатление от общения с женщинами-дирижерами - например, с Миргой Гражините-Тилой, руководительницей Бирмингемского симфонического оркестра, говорит о том, что она бы никогда не позволила себе отмахнуться от разговора или заявить: "Просто делайте, как я сказала".

Одним словом, культура меняется, и будет меняться еще долго, и интересно посмотреть, к чему это приведет, потому что при всем при этом в оркестре не может быть демократии. Да, бывают оркестры без дирижеров, но им пригодится тщательно оттачивать свои интерпретации. Большинство же оркестров - как автомобили: нужен человек, который сядет за руль. И люди могут давать советы: "Давайте повернем туда или сюда" - но в конце концов именно имя конкретного человека будет стоять на афише и ассоциироваться с исполнением. Все это часть проблемы, почему большинство дирижеров - мужчины, а женщины только вступают в эту профессию. И дело совсем не в способностях женщин. Правообладатель иллюстрации

Би-би-си: Приходилось ли вам слышать одно произведение в исполнении дирижеров разного пола?

Фиона Мэддокс: Да, много раз, но лично я никогда не анализировала именно гендерную разницу в исполнении. Да, обычно отмечаешь, что на сцену поднимается женщина, но потом переключаешься на музыку. Еще, возможно, кому- то это покажется ерундой, но женщине-дирижеру приходится ответственно продумывать гардероб, так как первые три ряда партера проведут три часа, уставившись на ее спину. Большинство женщин-дирижеров тщательно подбирают почти монашеских фасонов одежду, чтобы не привлекать внимание к своим формам. И это часть их жизни.

Я слышала немало классики в исполнении женщин-дирижеров - Марин Элсоп, Эммануэль Аим - и у них есть тщательность, яркость, серьезность. Я могу точно сказать, что они никоим образом не уступают мужчинам в профессионализме.

Би-би-си: Недавно я смотрела документальный фильм Бейонсе Homecoming о том, как она готовилась к выступлению на фестивале Coachella. Она объясняет в фильме, что ей было это невероятно важно, так как она стала первой темнокожей артисткой-хендлайнером этого фестиваля. Остались ли какие-то сферы классической музыки, еще закрытые для женщин или темнокожих женщин?

Фиона Мэддокс: Я размышляла, остались ли такие сферы, и мне было сложно с ходу что-то назвать, однако затем я вспомнила традиционную музыку Англии - детские хоры мальчиков. У них действительно особое звучание, обусловленное биологическими, физическими факторами. Но сейчас даже эти хоры столкнулись с вопросами о том, почему привилегия петь в самых известных английских церквях достается исключительно мальчикам? Их стали критиковали за то, что в этих хорах нет девочек, так что теперь в известных хорах кафедральных соборов стали появляться и девочки, начиная с восьмилетного возраста. Вероятно, эти хоры были последним бастионом гендерного неравенства.

Би-би-си: И как вы к этому относитесь?

Фиона Мэддокс: Я бы сказала, что я испытала всю гамму эмоций. Сначала я подумала: "Ну ладно вам! Нет ничего плохого в том, что существуют хоры исключительно для мальчиков или для девочек". Но сейчас мы прекрасно понимаем, что в современном мире гендер - текучее понятие, и поэтому даже если сердцем я с чем-то не согласна, мой разум говорит, что это хорошая вещь.


Джерело: bbc.



Додати: Share on Facebook

Інші:

"Я завжди досягала мети, яку ставила перед собою"
Скрипаль Роман Кім: "Сучасному музиканту не можна бути надто у "формах" та боятися зіграти неправильні ноти"
Кшиштоф ПЕНДЕРЕЦЬКИЙ: "Музика повинна бути живою..."
Володимир СИВОХІП: "Генетичний код нації не заженеш у смартфон"
АНАТОЛИЙ СОЛОВЬЯНЕНКО: ЗРИТЕЛЬ УЖЕ НЕ ВОСПРИНИМАЕТ ГЕРОЯ-ЛЮБОВНИКА, КОТОРЫЙ ВЕСИТ 100 КГ
Харьковское "Лебединое озеро" ошеломило бельгийскую публику
25 жовтня в усьому світі вперше відзначався Міжнародний день опери
Вікторія Московенко про проблему оренди Будинку актора, реставрацію, унікальний акустичний зал та різноманіття заходів
Володимир Шейко про ювілей Симфонічного оркестру Українського радіо: хочеться, щоб з концерту люди пішли просвітленими
"Ми просто були ілюстраторами цього матеріалу": розпорядник хору Верьовки про виступ з "95 кварталом"
На написання "Як тебе не любити, Києве мій!" батькові дали добу - Тамара Шамо
Співачка Тетяна Асадчева втекла із суду до консерваторії. І вже 10 років "іде з піснею до людей"
Kyiv Opera Theatre: директор театру Петро Качанов розповів про ремонт, ребрендинг і новий сезон
Координаторка Офісу з розробки гуманітарної політики Галина Григоренко: музична сфера - закрита, відкривати її є нашим завданням
Диригент Ярослав Шемет: "На першій репетиції треба поводитися як на першому побаченні"
Василь ВОВКУН: "Дайте нам відчуття опери нового століття"
«Доки буду викладати у Канаді, мої студенти знатимуть, де Україна»
Головний диригент оркестру Українського радіо Володимир Шейко: музика і нація - це сто відсотків об'єднані речі
Валерія БАЛАХОВСЬКА: "Орган - частина мого життя"
Чем классическая музыка обязана женщинам? Объясняет музыковед Фиона Мэддокс
120-річчя Львівської опери: Василь Вовкун розповів про сюрприз для глядачів
Оксана Линів: "У рамках фестивалю LvivMozArt можна буде почути твори трьох Моцартів"
Директор музичної школи Лисенка: ми маємо виховати аристократа і тоді буде країна аристократів, а не жебраків
Василь Вовкун: "До мого приходу у Львівську оперу аншлаги були рідкісним явищем"
Про музику як найшвидший шлях до серця
"Найкращий співак світу" Андрій Кимач: Після Консерваторії я працював на заводі у Польщі
Ми не маємо права на помилку історії пристрасті та успіху від прими-балерини Шишпор
"Iндустрій академічної музики в Україні катма"
Майкл Гуттман: "Мою скрипку звати Карло"
Секрети оперного співу та те, якою була поза сценою Євгенії Мірошниченко: розповідь її учениці
Про подальшу долю навчальних закладів естетичного освіти в інтерв'ю ZN.UA.
Музика Дилецького у знаковому просторі
«Плануємо спеціальний вагнерівський блок за участі кількох європейських театрів»
"На скрипці можна зіграти не тільки класику". Скрипаль Антон Вараниця розповів про можливості інструмента
Ольга Нагорна: «Мрію, щоб у кожному місті країни був оперний театр»
Наталія Пономарчук, шеф-диригент Київського камерного оркестру Національної філармонії України
Антоній Баришевський: "В Україні збільшується аудиторія, яка готова сприймати "складну" музику"
Головний учитель – це сцена! I ми вчимося все життя
«Керувати країною легше, ніж керувати оркестром»
Нове звучання забутої спадщини
      © 2008-2018 Music-review Ukraine






File Attachment Icon
5.jpg